Печать
Просмотров: 271

По ряду причин  в современную эпоху обычно считается невозможным быть

ученым, например, таким как Фарадей. Большинство из этих причин вытекает из неизбежного факта, что за последние несколько столетий наука чрезвычайно быстро продвинулась вперед. Майкл Фарадей часто упоминается в качестве примера физика, который был «чистым физиком», который никогда не был формально обучен и который никогда не использовал математику в своих исследованиях. Говорят, что математические способности Фарадея не превышали знания элементарной тригонометрии.

Einstain  in 1921Встречаются люди, которые хотят быть физиками без формального образования и некоторые даже придумывают свои собственные теории в области физики (часто без единого расчета!). И когда им говорят насколько важно учиться математике и физике сначала в университете, Фарадея неизменно упоминают как контрпример - ведь Фарадей сделал так много без формального образования в области физики. Однако простой факт заключается в том, что, на дворе уже не 1825 год.

Еще в 1820-х годах физика и химия были, в значительной степени, в зачаточном состоянии. Было весьма трудно, хотя и вполне возможно, чтобы кто-то мог изучить всю физику или химию существовавшими в то время. И действительно, в литературе того времени были описаны различные люди которые как характеризовались как последний человек, который «все знает» вплоть до 1830-х годов и чуть далее. Ознакомление с последними достижениями того времени в науке было несложным делом, так как в лучшем случае надо было быть в курсе работ нескольких десятков известных ученых того времени.

Если вы скажете физику сегодня, в 2018 году, что вероятно он знает все, что можно знать о современной физике, он посмеется над вами. Физика (как и большинство научных областей) сегодня является огромной сферой деятельности. Очень трудно идти в ногу с последними достижениями даже в одной, конкретной области (которых вероятно насчитывается несколько сот) из-за огромного объема публикуемых статей - не говоря уже об огромном объеме накопленных знаний в нескольких областях науки.

Когда то Ньютон сказал, что он «стоял на плечах гигантов» подразумевая, каждое новое открытие основывается на работе, которая была проделано до него, даже если это противоречит и отрицает эту работу. Чтобы понять смысл новых идей, сначала необходимо проанализировать и понять мотивацию и смысл старых идей. Вы просто не можете генерировать идеи не понимая, почему и как конкретная научная проблема дошла до того состояния, которое у нее есть на сегодняшний день. Дни, когда вы могли, с горсткой учебников и прослушав в задних рядах аудитории нескольких лекций получить достаточное понимание обсуждаемого вопроса , исходя из современного уровня физики далеко, далеко, далеко позади.

Например, если вы хотите обладать достаточными знаниями физики для изучения нейтронных звезд, вам сначала нужно изучить законы орбит, обнаруженные Кеплером в 1610-х годах, физику гравитации и механики, открытые Ньютоном в 1690-х годах, физику электромагнетизма разработанную Фарадеем, Максвеллом и другими учеными между 1810 и 1880 годами, теорию относительности Эйнштейна, разработанную в период между 1905 и 1915 годами, квантовую физику, которая возникла между 1899 и 1930 годами, основанной на квантовой физике статистическую механику, разработанную трудами Эйнштейна, Бозе, Ферми и Дирака в 1924-1926 гг. а затем некоторые из простых направлений субатомных теорий, разработанных с начала 1930-х годов и так далее. Только тогда вы чуть-чуть начнете понимать физику нейтронной звезды – хотя и вы даже не изучили астрофизику, необходимую для того, чтобы довести ваши исследования нейтронной звезды до полезного контекста.

Поэтому, если бы кто-то, кто не роучил официального образования, заявил, что у него появилась новая теория о нейтронных звездах, то это по меньшей мере было бы просто смешно. Теперь Вы можете понять, почему физики часто скептически относятся к новым идеям, особенно когда они исходят от людей, которые считают, что математика – это просто приятное дополнение к общему образованию.

Это неизбежный, хотя по общему признанию, нежелательный факт: по мере того как наука растет и вширь и в глубь, ученые вынуждены становиться все более узко-специализированными. По мере того, как физика исследует бытье все глубже и глубже, требуется все больше и больше работы, чтобы фактически добраться туда, где и происходит генерация нового знания. Я уже не упоминаю, что часто для новых идей нужны очень Фарадейдорогостоящие приборы и оборудование, доступ которым весьма ограничен.

Если вы думаете о знаменитых именах, о которых все слышали - Эйнштейне, Ньютоне, Фарадее, Дираке и т.д. - чтобы прорвать границы знаний все они работали, более или менее сами по себе или в небольших группах, в одиночку демонтируя свои гениальные способности. Но кто сегодня Эйнштейны? Кто такие люди, которые ведут нас вперед? Почему не было другого Эйнштейна? Чтобы ответить на этот вопрос, можно обратиться к одной из самых монументальных научных работ за последние годы: объявлению об открытии гравитационных волн путем наблюдения гравитационных волн от нейтронной звезды. В список авторов по этой опубликованной работы 141 строка и примерно по 8 человек на каждую линию – более тысячи человек, работали по этой единственной проблеме, и это не включая тысяч строителей и инженеров, которые спроектировали и построили многочисленные средства обнаружения, необходимые для наблюдения! И это только один коллектив, по результатам работы которого было опубликованы научные статьи. Если вы сравните это экспериментальное наблюдение, с образом Фарадея, прогуливающегося в его примитивной лаборатории, где он проводил эксперименты, то обнаружите довольно суровую разницу!

Следствием всего сказанного является то, что дни ученых - одиноких волков-пионеров можно считать законченными.